It all was Sparda's fault!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » It all was Sparda's fault! » Всяческое » Темница Азазеля на краю небес и земли


Темница Азазеля на краю небес и земли

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

"...И за этой пропастью увидел я место, не имеющее тверди небесной наверху, и крепко укрепленной земли внизу: не было на нем воды, и птиц, но это было пустынное ужасное место. Я увидел там семь звезд похожих на огромные пылающие горы, и когда я расспрашивал о них, сказал мне ангел: Это место – есть конец неба и земли: оно стало темницей для звезд и воинства небесного."

Книга Еноха

0

2

Пройдя сквозь круг символов, Спарда оказался в очень странном месте. Даже он, демон, проживший много тысяч лет, чего только не повидавший, мог сказать уверенностью: того, что предстало его глазам сейчас, он точно никогда раньше не видел.
Он парил в пространстве без неба и тверди. Оно чем-то походило на открытый космос, но было куда светлее. В этом пространстве парили сгустки более яркого сияния, отливающие разными цветами, но было решительно невозможно оценить расстояние до них, а так же размеры этих "небесных тел". Определенно, это место было создано не демонами, не ангелами и не людьми. В нем чувствовалось то, что называют "божественным вмешательством" (правда, никакого дискомфорта от этого Спарда как демон не испытывал). А еще это место было очень, очень древним.
Где-то впереди (опять же, непонятно, далеко или близко) замаячил силуэт. Он быстро приближался, и вскоре Спарда уже мог разглядеть эту фигуру. Незнакомец походил на человека, но пол его было определить затруднительно. К тому же, более-менее телесно он выглядел максимум до плеч - ниже фигура становилась все более и более прозрачной, клубясь туманом. У странного существа были длинные белые волосы и красивые черты лица. Правый глаз у него был голубой, и вообще, справа он очень походил на ангела - некое подобие крыла, блестящий металлический наплечник, мягкое сияние... Но левый глаз был лиловый, с ярко-красной радужкой, и слева он походил куда больше на демона - одно сплошное бесформенное скопление черной чешуи, рогов, щупальц, еще несколько красных глаз  с вертикальными зрачками...
Незнакомец оказался совсем близко. Он смотрел на Спарду пристально и... немного напуганно? Губы существами несколько раз брезгливо дернулись, как будто он увидел нечто крайне неприятное, но затем он (она, оно?) быстро совладал с собой и даже слегка поклонился, заговорив.
- Прошу меня простить. Я впервые вижу демона второго поколения настолько близко. Прежде, чем мы начнем разговор, я должен представиться. Думаю, мое имя станет ответом на многие вопросы. Я Азазель. Когда меня заключили в эту темницу, я был ангелом. Кто я теперь - мне неведомо. Я позвал Вас сюда, потому что  собираюсь просить о помощи.

0

3

Без времени и пространства как таковых - Спарда ощущал это - это место было огромно и беспредельно сразу. Столь математически точно, столь необычно и выверено строило только одну существо во вселенной. Сам Творец. Отец всего сущего. Вот только это место не принадлежало ни Раю, ни миру людей. Поначалу рыцарь даже подумал, что это какой-то резервный план, черновая заготовка Бога, но потом отверг эту мысль. Место было древним, но никак не тянуло на заготовку Рая или материальной вселенной. Скорее оно напоминало... тюрьму? Что-то ограничивающее, словом. Отчасти - космос, но конечный космос. Впрочем, дискомфорта от того, что это место сотворено Богом, Спарда не испытывал - с чего бы? В мире людей его же не скрючивает? Рай - другое дело, он специально создан так, что даже мельчайшая тьма там долго не удерживается. Даже если эта тьма вовсе не зла - как, например, сам Спарда. Брехня это всё, что Люцифер был вхож и нашептывал Творцу на левое ухо гадости.
Рыцарь с изумлением огляделся, пытаясь расположить своё тело в здешней иллюзии пространства-времени (этим место, кстати, напоминало уже Ад). Тем временем, среди странных светил - иллюзорных, что ли? - к нему двигалось... нечто. Спарда внимательно смотрел на хозяина (хозяина ли?) этого места, на всякий случай опустив руку на плеть-Невид. Мало ли. Но это существо было настроено... ну не враждебно, скажем так. Даже на Спарду поглядывало с опасением. Впрочем, не только с ним - некоторая доля брезгливости от рыцаря не укрылась, и он, подумав, принял человеческий облик. Ему не особо нравилось, когда собеседник кривит губы от одного твоего облика. Впрочем, у самого собеседника облик был едва ли не хлеще - полудемон, полуангел... как и те твари, которых он прислал за Спардой - но более совершенный. И явно разумный - в глаза светились древняя, недобрая мудрость и острый ум. А потом он заговорил.
Спарда не смог скрыть удивления при звуке имени. Азазель. Нет, с одной стороны всё было логично - кто бы это еще мог быть? - но с другой... он ощутил себя внезапно той женщиной из Лимбо-сити, которая говорила про него самого - "я слышала эту историю, но как-то никогда особо в неё не верила". Нет, Спарда точно знал, что Азазель был, но вот писаниям о нем как-то не доверял. Небеса, по мнению демона, были слишком пристрастны, а адские хроники заостряли внимание вовсе не на том, на чем нужно. Но в целом они сходились на самых общих чертах. Был такой Азазель, ушедший с небес ради людей, дел наворотил изрядно, хотел как лучше, вышло как всегда, и был за отступничество заточен вне мира божественного творения, у самого края. И будет там сидеть до Страшного Суда. Ну, вроде, и сидит. Но, как показала практика - научился открывать дверь и приглашать к себе посетителей. Да, Небесам определенно об этом знать не стоит.
В деяниях же хроники Небес из людской книги Еноха и писания демонических апокрифов несколько различались. Небеса утверждали, что учил он людей исключительно плохому - в это Спарда не верил. Он сам учил людей в Вавилоне - медицине, металлургии, военному искусству и искусству в принципе, зодчеству, кузнечному делу (не только оружейному), математике, геометрии... всему, что знал сам - щедро разбрасывал свои знания людям. Что в итоге осталось в хрониках Небес? "Зло, тирания, нечестивое чародейство". Детей же Азазеля и смертных книга Еноха звала "чудовищами". Если те белые твари и есть дети Азазеля, то Спарда был близок к тому, что бы в этом согласится с Небесами - особенно узнав, что те напали на агентство, пока там была только Патти.
Адские хроники говорили, что Азазель учил людей всякому-разному, но больше внимания уделяли интригам между отступниками, оргиям со смертными и прочему подобному - так что веры им тоже особой не было. Там, впрочем, и не упоминалось, что дети Азазеля были монстрами - только отличали их могущество и страсть. Ну да демоны сами чудовища - чего же боле, станут они из-за пары сотен растерзанных, если верить Небесам, смертных хай подымать.
И вот Азазель-отступник стоит перед ним.
При всем своем желании не думать об этом, Спарда не мог не провести параллели между Азазелем и собой. Ему это не очень нравилось, но он привык смотреть правде в глаза. Их истории похожи. А уж насколько схожи они они сами... сейчас посмотрим.
- Думаю, моё имя вам известно. Но всё-таки, соблюдая приличие, представлюсь. Спарда, Легендарный Темный Рыцарь. Приветствую вас. - демон так же коротко поклонился.
- Я не в обиде. - продолжил Спарда, услышав извинения падшего - Что же до того, кто вы, то простите мою смелость, но, полагаю, теперь вы - падший ангел. Во всяком случае, ваша внешность весьма похожа на облик Люцифера... во время его последнего боя. Думаю, вы в курсе истории, если позвали меня сюда.
Светозарный, но не светлый. Мертвенный свет, неживой. Печать проклятья на лице и в сущности. Да, он был похож на Люцифера... но в нем ощущалось что-то отличное. Что-то совсем иное, чего не было ни в одном из известных Спарде падших - о, а их он повидал достаточно! Может быть, это была иллюзия, но в Азазеле ощущалось что-то еще. Что-то, чему Спарда дать определения не мог.
Рыцарь поправил монокль и продолжил:
- Так, если не секрет, для какой именно помощи я был приглашен в это место? Я, конечно, догадываюсь, но хотелось бы услышать от вас лично... и, если вас не затруднит, я бы хотел узнать и вашу версию тех давних событий. Ни хроники Небес, ни летописи Ада не показались мне достаточно объективными. Как говорится, хочешь составить истинную картину - выслушай все стороны и сделай выводы сам.

Отредактировано Sparda (2011-11-23 01:06:08)

0

4

- Отсюда невозможно вмешиваться в дела земные, но очень многое можно увидеть. Иначе я не знал бы о тебе и твоей истории. - Видимо, Азазель решил, что, когда формальности соблюдены, в излишних церемониях нужды нет. - Падший? Возможно. Но я действительно не знаю, что я такое. Сходство, определенно, есть, но ощущение силы разное. Впрочем, это не так уж важно. Думаю, ты догадываешься правильно. Я хочу просить тебя о помощи в освобождении из этого места. Изнутри темницу мне отпереть. Никому ее не открыть, но ты, конечно же, сможешь уйти после нашего разговора. Открыть можно снаружи, хоть для этого и нужно много сил и знаний.
Странный ангел ненадолго замолчал, явно собираясь с мыслями.
- Что ж, хорошо. Здесь я, конечно, не могу предложить присесть, но с другой стороны, тут нет понятия усталости. Если рассказывать о событиях как таковых, то в их описании хроники, как и Книга Еноха, вполне правдивы. Другое дело, что каждый автор подает их под своим соусом. Итак, все началось с того, что я влюбился в смертную женщину. И был я такой не один. Нас действительно было семеро. Забрать жен на небеса мы, конечно, не могли, и потому сами спустились на землю. В те времена у сверхъестественных существ не было обычая скрываться меж людей, притворяясь смертными. Поэтому мы жили открыто. Мы были старше, сильнее, мудрее, так что через некоторое время вполне естественным путем стали чем-то вроде правителей. Мы многому учили людей. Плохому ли... Интересный вопрос. Люди, они... удивительные. Они умеют превратить то, что ты им даешь, как в величайшее добро, нечто столь прекрасное, что даже ангелы, ровесники этого мира приходят в восторг. Или же в нечто действительно ужасное. Я учил людей боевым искусствам, а еще мне приписывают изобретение косметики и прочих украшательств. Это, конечно, громко сказано... просто моя жена была большой модницей, она все это обожала. А я не видел причин, чтобы ее не порадовать.
Азазель улыбнулся, и его лицо сразу потеплело, стало больше походить на лицо живого существа. На этот раз молчание было более долгим, падший ангел, видимо, погрузился в воспоминания о супруге довольно крепко, но затем, прикрыв на мгновение глаза, он снова заговорил со Спардой.
- Мы долго думали, что у ангелов и людей вообще не может быть детей. Когда они все-таки родились, это было очень большое счастье. Их довольно быстро стало много. Дело в том, что от союза ангела (или демона) и смертного практически никогда не рождается один единственный ребенок. Близнецы, двойняшки, а то и тройня... Да, не спорю, это было нарушением равновесия. Любой такой ребенок - нарушение равновесия. В книге Еноха, конечно, много гипербол и метафор. Мои дети не были великанами в прямом смысле этого слова. Они были... да к чему ходить далеко за сравнениями, они были, как твои дети. Сильнее, выносливее, многое умели. Знаешь, Спарда, что я считаю главной нашей виной, моей и моих товарищей? Мудрые сильные ангелы оказались не такими уж хорошими отцами. В этом мы были абсолютно равны со смертными, и делали те же ошибки. Кто-то избаловал детей, кто-то, наоборот, держал их в излишней строгости. Мы восхищались людьми, мы любили людей, мы хотели, чтобы наши дети были людьми. Но далеко не все дети хотели этого. Мы всегда стремимся к тому, чего у нас нет, и наши сыновья и дочери, наоборот, хотели быть ангелами, хотели повелевать людьми. Все это вылилось во множество конфликтов и столкновений. Творили ли мои дети зло? Да, несомненно. Были ли они чудовищами, как пишут ангелы и Енох?
Тут Азазель снова умолк, правда, на этот раз совсем ненадолго.
- Твой старший сын пытался впустить демонов в мир людей, он многих убивал и причинил много зла родному брату. Назовешь ли ты его чудовищем? Твоему младшему сыну многие люди бросали это слово в лицо, и ведь они лишь описывали то, что видели. Был ли он чудовищем в те моменты? Если мои дети и были чудовищами, то не более, чем твои. -впервые в голосе ангела зазвучали хоть какие-то эмоции, но это был не гнев. Скорее, очень сильная тоска. - Я мог бы избежать этой тюрьмы, как и мои братья. Если бы убили своих детей и навсегда вернулись на небеса, покинув своих жен. Ни один из нас не согласился. Сначала мы еще надеялись на мирных исход, мы умоляли Рай простить нас, давали слово следить за своими детьми пристальнейшим образом, перечисляли свои заслуги, но все было тщетно. А дальше каждый находил свой конец. Кто-то пытался скрыться вместе с семьей, но скрыться от небес весьма затруднительно. Кто-то встретил тех, кого послали нас либо пленить, либо уничтожить, грудью, и погиб в бою. Я велел детям уходить из людских городов и купил жизнь жены тем, что сдался в плен, признал, что являлся зачинщиком исхода на землю и сел в темницу. Пожалуй, я сделал только хуже. Надо было остаться с детьми. Они исполнились злобы на небеса и почему-то на смертных. Они плодились невероятно быстро, и с каждым поколением становились все менее и менее управляемы. И тогда их смыл потоп. Наших детей, наших жен и многих, многих других... Равновесие было восстановлено.
Азазель умолк, давая понять, что закончил свою историю.

0

5

Спарда смотрел и слушал. Смотрел и слушал пристально - и он видел не Азазеля. Он видел себя. Он видел, как всё воинство Небес обрушивается на его Вавилон, уничтожая всё на своём пути - Равновесие! Высшая Цель! - и как, даже после того, как он пал, облака ангельских перьев еще долго оседали на разрушенный город. Он видел себя, опрокидывающим все войска Преисподней во имя того, что он любит. Он видел... и в то же время - он видел и Азазеля. Светоносным, каким он был прежде. И его товарищей. Их путь. Их очеловечивание. Их ошибки. Свой путь, своё очеловечивание! Свои ошибки! Сходство казалось демону невероятным - он слышал в голосе Азазеля свои интонацию, свою печаль, свою тоску и боль, он слышал в нем любовь. Он точно бы встал перед кривым зеркалом. Точно глядел на своего родного брата, который почему-то оказался падшим ангелом.
Когда Азазель закончил, повисла тишина. Оглушающая, как казалось рыцарю, что стоял в глубокой задумчивости, опустив голову. Он не смог сразу стряхнуть с себя оцепенение - слишком глубокое впечатление произвела на него история. Он отдавал себе отчет в том, что Азазель, существо неизмеримо более древнее и наверняка куда более мудрое и знающее, может пытаться его задурить, но...
Спарда поднял голову и взглянул в глаза отпавшему ангелу. И в глазах демона было тоже, что и в словах его собеседника - и боль, и тоска, и любовь. Понимание светилось в них. И Спарда начал говорить.
- Я верю твоим словам, Азазель. Может быть, потому что хочу верить. Может быть, потому что из демонов отцы ничуть не лучше, чем из ангелов... может быть, я совершаю ошибку, но я верю. Может быть, моё рыцарство опять толкает меня на глупости, но я хотел бы помочь тебе, Азазель.
А ведь я действительно готов сражаться за его свободу. Без страха и сожалений. Это будет правильный поступок. Лучше я освобожу Азазеля и сам убью его, если он меня обманул, нежели оставлю его тут до скончания времен, если он честен.
Спарда твердо и уверенно глядел в глаза падшего. Древнее существо, несчастное существо, могучее существо. Не ангел и даже не падший ангел, как и сам Спарда, нечто среднее, нечто очень уже далеко от того, чем был рожден. Ведь и Спарда теперь не мог назвать себя демоном, не покривив душой. Как он демон? Демоны в Аду живут и занимаются своими демоническими делами. Вот Абигор - он демон, не смотря ни на что. А Спарда... демон ли он теперь? Ой, вряд ли демон - в полном смысле этого слова, во всяком случае. Сделав небольшую паузу, Спарда кивнул - своим мыслям - и продолжил:
- Но я хочу сразу расставить все точки над "i". Я верю этой истории - потому что я сам прошел похожий путь и видел, как Небеса во имя равновесия поступили с Вавилоном. Но я же и не исключаю при этом, что всё-таки это обман. И я предупреждаю честно - я готов помочь тебе вырваться, Азазель. Я не боюсь гнева Небес - я могу им напомнить, как перья серафимов снегом покрыли храмы моего Вавилона. Но я же и привык доверять своим союзникам, и если они меня обманывают, я их убиваю. Сейчас я вижу в тебе брата по духу, рожденного по другую сторону баррикад, и пришедшего туда же, где я сейчас. Пожалуйста, Азазель, не заставляй меня менять своё мнение в худшую сторону. Честность - лучшая политика в общении со мной, ты видел мой путь и должен понять это. Но прежде чем я дам обещание помочь тебе освободиться... я бы хотел узнать еще кое-что. Во-первых, кто же тогда эти создания, которых ты послал за мной? И во-вторых, каковы твои планы, когда ты будешь свободным? Мир изменился, ты знаешь это сам - так чего же ты хочешь, кроме свободы? Вернуться к людям, которые нам так близки? Отомстить Небесам? Найти новый путь и самого себя? Всего понемногу?
Только бы он сейчас не начал говорить о том, как он собирается страшно отомстить. С одной стороны, он не человек и даже не демон... с другой стороны, он угодил в эту темницу еще до моего рождения - так любой свихнуться может. Как его тогда отпустить, зная, что люди неизбежно пострадают от его поступков? Нет, я не смогу дать ему свободу даже если он честен тогда. Мстители и переделыватели мироздания слишком много зла приносят простым смертным во имя высших целей. Я не готов погубить половину человечества, чтобы свергнуть Творца. Да и не свергнешь его, к увы. Или, напротив, к счастью - а то сидел бы сейчас там Люцифер и всем командовал, вот весело бы было. Но если он просто мечтает о своей жизни, о жизни между людей... о том, чтобы вернуться к тем, кем он восхищается... плевать на волю Небес. Он имеет на это право.

Отредактировано Sparda (2011-11-28 14:27:51)

0

6

- Я очень рад все это слышать. - ответил Азазель, слегка улыбнувшись, и его лицо изменилось. На нем появилось выражение, которому не найдешь никакого другого описания, кроме как "ангельское". Красота, от которой немного щемит в груди. - И я рад, что не опоздал, но и не поспешил. Я обратился к тебе вовремя, Спарда, когда ты лучше, чем кто бы то ни было, можешь понять меня. И помочь. Ты сказал, я слышал, и я, разумеется, отвечу на все твои вопросы.
Внешность падшего ангела несколько изменилась. В ней стало меньше и демонического, и ангельского. Азазель, осознанно ли, нет, но стал больше походить на человека, стал выглядеть более плотским - как будто и правда собирался вскорости оказаться среди смертных.
Primo, эти создания - души моих несчастных потомков. Не детей. Внуков, правнуков, и проча, проча, проча.
Наши отпрыски плодились очень быстро. Когда случился потоп, они сначала, будучи еще живыми, пытались уцелеть. Как дети демонов в моменты крайнего духовного и физического напряжения могут принимать облик отцов, так и дети ангелы могут изменяться. Но они погибли - и, рожденные чем-то промежуточным, застряли где-то между мирами - в тонкой туманной оболочке, которая обычно служит прибежищам призракам и прочим подобным бесплотным существам. Их беда и горя в том, что частица ангельского не достаточно мала, чтобы позволить им погибнуть окончательно, но и не достаточно велика, чтобы привести их к вратам Рая. Да и не откроют им там. Итак, мои потомки застряли в этом пространстве. Разум их с течением веков стал помутнен, форма изменилась навсегда. Они не принадлежат толком никакому из миров, но они связаны с моей волей, и я ничего не могу поделать с тем, что они появляются там, куда направлены мои чаяния. Я искал тебя - и они появлялись везде, где был след твоей крови. Когда-то давно я был заинтересован в тех, кто называет себя Мудрецами Света - они до сих пор поклоняются моим детям, как божествам. Мы связаны, но я над ними не властен. Впрочем, если я выберусь отсюда - думаю, смогу это исправить.

Азазель промолчал немного, а после продолжил.
- Secundo. Будь спокоен, война с Небесами не входит в мои планы. Несмотря ни на что, многие из ангелов - мои братья. Братьев любят, что бы они с тобой ни сделали. Я хотел бы их увидеть, не скрою. Кто знает, может, выйдет. Но святого из себя корчить тоже не буду. - Улыбка Азазеля немного изменилась, стала чуть более сумрачной, делая его немного похожим на тех, кто называл себя "Первым поколением". - Моя обида сильна, и я хотел бы, скажем так, сделать что-то в пику небесам. К примеру, у Рая есть дурная привычка забирать к себе самых лучших людей слишком рано. - Азазель резко и пристально заглянул в глаза Спарде. - Хочешь, я помогу тебе вернуть Еву?

0

7

Спарда слушал и отмечал про себя - ну да, в целом, картина ясна и логична. Риск есть риск и дело это благородное - особенно учитывая, что верить и доверять - разные вещи. В рассказ Азазеля о прошлом Спарда верил. А доверять... нет, не доверял - пока не увидит его методов в настоящем. Но готов был помочь. Однако, тут падший всё-таки удивил рыцаря. Да как удивил. Ошеломил, скажем прямо.
Спарда вряд ли смог скрыть боль, когда через долю секунды осознал предложение. Лицо его, пожалуй, стало абсолютно более бесстрастным - но глаза - глаза выдали всё. Всю боль. И надежду. И... неверие? Во всяком случае, Спарда как-то мало верил, что даже Азазель сможет отнять у Рая то, что тот считает своим. Спарда пытался в своё время - дело кончилось бойней в Вавилоне. Боль, любовь, надежда... да, всё это он ощутил остро. Но почему-то не верилось. И главное - рыцарь не мог понять, зачем Азазель сказал это именно сейчас? Как пример своих планов? Вернуть самых лучших, создать идеальный мир? Спарда заставил себя улыбнуться и сказать спокойно:
- Это было ниже пояса, я старый демон, у меня больное сердце. А если серьезно - как не хотеть-то. Всё слишком очевидно. Просто не хотелось бы ради этого устраивать светопреставление. А Мудрецы из Вигрида... и твои потомки... да, было бы неплохо, чтобы всё было налажено. Неприятно было бы их убивать теперь, когда я знаю. Но если продолжат страдать люди - даже ненамеренно - я не смогу стоять в стороне.
Спарда внимательно и просто смотрел на Азазеля. Не оценивающе, нет, скорее размышляя. Потом улыбнулся еще раз и протянул мятежному ангелу руку.
- Я вытащу тебя отсюда, если это будет в моих силах. Да, я буду невероятно благодарен, если ты поможешь мне вернуть Еву. Но дело не в этом. К худу или к добру, свобода нужна всем. Я предпочту рискнуть поступить по совести и лично остановить тебя, если ты будешь поступать недолжно. Вот моя рука, Азазель. Надеюсь, нам не придется слишком разочаровываться друг в друге. Так как, говоришь, тебя отсюда вытащить?
Спарда был спокоен. Он улыбался и смотрел Азазелю в глаза. Если по правде, то, с одной стороны, Вавилона Спарда Небесам не простил и прощать не собирался - ну да, ему тоже было за что сделать что-нибудь в пику Раю. Выпустить Азазеля, например. С другой же стороны, он и правда хотел верить в то, что Азезель его единомышленник, и вдвоем они смогут сделать мир людей лучше. Например, хотя бы сократить до сих пор слишком сильное влияние и Ада, и Рая на пути людей. Пусть лучше летают на свои Марсы и Венеры, чем быть пешками в игре потусторонних сил. Во всяком случае, Спарда хотел бы видеть людей свободными и счастливыми. Азазель, если ему верить, тоже. Как ни крути, других единомышленников у рыцаря просто нет - его семья вполне справедливо и логично озабочена своими делами - о, как много их, этих дел! - Абигор так же вполне логично и справедливо занят Адом.
Но рыцарь никак не мог забыть те времена, когда он был для людей богом. Нет, он не хотел, чтобы ему вновь поклонялись. Но, пожалуй, сейчас он имеет шанс вновь попробовать сделать мир лучше. В Вавилоне его образ раздвоился - что-то вобрал в себя Мардук, что-то - Ашшур. В Индии отчасти он повлиял на образ Индры, но помнят его как праведного царя демонов Бали. В Греции Прометей принес людям огонь знания и сражался против титанов, на севере Один прославлял воинскую отвагу и магическую мудрость, и защищал фьорды от сверхъестественной дряни. Кецалькоатль принес знания людям Мезоамерики. Теперь мир стал маленьким. Таким крохотным. Всё близко, все рядом - и бесконечная вселенная вокруг. Найдя брата по духу... почему бы не попробовать сделать что-то замечательное для людей еще раз? Убивать и разрушать ради любви и справедливости - прекрасно, но как на счет строить ради этого?
Спарда протягивал Азазелю свою руку, как равный - равному. И в глазах восставшего демона больше не было ни боли, ни тоски. Только надежда.

0

8

- Нашел старого! - тихо рассмеялся Азазель - Тогда я даже не знаю, как себя называть. Не будет никакого светопреставления. За все эти тысячелетия к небесам я, конечно, охладел, но людей любить меньше не стал. Им смерти я не желаю. На ум приходят скорее мысли о диверсии... но не стоит загадывать наперед. Чтобы вернуть тебе жену, я сначала должен выйти отсюда.
Падший ангел сжал руку Спарды в своей. До сего момента он выглядел абсолютно бесплотным, но рукопожатие оказалось вполне осязаемым и неожиданно крепким.
- Даю слово, что Мудрецы Света больше не побеспокоят тебя и твою семью. А души моих несчастных потомков наконец обретут покой.
Азазель отпустил руку Спарды и несколько озадаченно поглядел на демона.
- Из тюрьмы я вижу многое, но не все. Признаться честно, я думал, при тебе будет Грань Силы. Конечно, лучше всего для нашей цели подошел бы меч твоего старшего сына, Ямато, ключ от врат между мирами. Я хотел попросить тебя одолжить мне его для одного единственного удара. Воспользоваться им, как напильником, так сказать. Чтобы перепилить умозрительную решетку и выбраться на свободу. А медальон? Он при тебе?
Падший ангел ненадолго задумался.
- В Вигриде есть зал с письменами... Думаю, ими можно воспользоваться, чтобы отпереть мою тюрьму снаружи, из Вашего мира. Но для этого, как и для открытия Темен-ни-Гру, нужна кровь человека... и кровь ангела. Ее, пожалуй, достать сложнее всего.

0

9

Спарда задумался... перед ним рисовались два пути к осуществлению задуманного, и к обоим так или иначе пришлось бы привлечь семью. Но самым простым и логичным казался путь, в котором тюрьма уничтожается изнутри. Демоническое оружие способно на это - при должной поддержке, конечно. Ямато вот, правда, у Неро, и на Фортуну за ним ехать совершенно не хотелось, да и тревожить внука - тоже. Плюс, так сейчас вполне может быть его брат-ангел. Пусть он лучшим образом проявил себя в Аду, да и вообще, судя по всему, настоящий рыцарь... но он по другую сторону баррикад, как ни крутись. Рисковать не хотелось.
- Медальон при мне... вот что, проще всего сейчас достать Грань Силы. Она хотя бы географически недалеко от того места, где меня нашли твои дети. Ямато сейчас у моего внука, на другом конце мира... и уж тем более, не стоит привлекать внимание Небес раньше времени, гонясь за ангелами. Я, конечно, знаю парочку, которая сейчас в мире людей, но это совершеннейшее нарушение конспирации. Тем более, что добровольно мне кровь на такие цели никто не даст, а врать я не хочу - я им, так уж получилось, обои немного должен. А вот Грань Силы... идеально подходящий инструмент для работы с иными гранями. Миров, например. Темен-ни-Гру ведь тоже не Ямато запечатал. Мне всего лишь нужно найти старшего сына, которому я передал клинок, и попросить одолжить его на пять минут, вернуться сюда... и готово. Так уж получилось, что семья моя приумножилась, и я раздал всё, что имел.
Рыцарь задумался еще ненадолго. Конечно, семье придется рассказать. Это с одной стороны. А с другой... неужели он не найдет нужных слов, чтобы объяснить им своё решение?
Вергилий, кажется, относится ко мне несколько по-иному, нежели Данте. Не уверен, что он... правильно меня воспринимает, но, надеюсь, не откажется одолжить клинок. А вот Данте... ну что - Данте. Неужели он, если бы к нему пришел демон и сказал, что желает сбежать от Мэндоса и жить свободно в мире людей и попросил помощи, отказал бы такому демону? Вряд ли, как я могу судить. Надеюсь, он тоже меня поймет. Вот Неро лучше не знать. Нет, Неро скорее всего махнет рукой, а вот братец его... ну и Рэй, конечно - впрочем, ему, я думаю, тоже несколько по барабану.
- Азазель, не мог бы ты меня высадить, где подобрал? Я попробую нагнать своих спутников, да и хотелось бы в последний раз посмотреть на то место, которое я раньше звал домом. Следи за мной, когда я получу Грань Силы - открывай врата... а дальше дело техники, верно?
Падший ангел кивнул и повел рукой. Под ногами Спарды открылась воронка, на дне  которой был виден Грассфилд - воронка из тех же крылатых существ, бедных безумных душ нефелимов. Видимо, они специально ждали там, чтобы пропустить Спарду назад. Улыбнувшись и кивнув Азазелю на прощание, Спарда выпустил крылья - и отправился назад.

------------- Грассфилд. Руины особняка.

0

10

-------------------Портленд.

Воронка перехода закрылась за Спардой, и он вновь очутился в божественной тюрьме Азазеля, между мерцающих вдали светил. Впрочем, хозяин на сей раз был недалеко.
- Приветствую еще раз.
Спарда вновь оказался в этом странном месте, да - чем бы оно на самом деле ни было, рыцарь понимал, что даже его мудрости не хватит, чтобы осознать суть. На этот раз он сохранял человеческий облик с самого начала. В голове были мысли примерно того содержания, что, мол, старый хер, ты вообще когда-нибудь можешь перестать воображать себя рыцарем в сверкающих доспехах, который спасает всех униженных и оскорбленных, а так же угнетенных, оставленных без сладкого и прочих несчастных?
Потому что всё-таки черт его знает, как оно всё обернется. Слова Данте о штабелях хороших и плохих ребят покоя не давали, что ли...
Но слово Рыцаря это слово Рыцаря. Сказал что вытащит и поможет - значит, вытащит и поможет.
В конце-концов, это ли не значит быть рыцарем - с отвагой и гордость, подняв забрало, идти на верную смерть, на безумие?
- Вот я, и не один. На всякий случай напомню, мне еще надо вернуть меч назад.
Спарда вытащил из-за спины Грань Силы, протянул руку вперед и разжал пальцы - и меч остался висеть в пустоте этой темницы для бессмертного.
Как только Спарда отдал меч Азазелю, ему стало легче. Точно бы только теперь этим самым жестом он пересек свой Рубикон и теперь всё, осталось принять последствия и перебороть препятствия. Даже захотелось отмочить шуточку в духе "сначала я хотел запечь его в булку, как напильник, в духе тюремного романтизма прошлых лет, но потом я понял, что слишком уж большое хлебобулочное понадобится", но всё-таки удержался.
Ледяное, жестокое спокойствие накатывало на Спарду, как это было всегда, когда он пускался в очередное безумное странствие в поисках идеального мира. Он мог сколько угодно нервничать до того, как делал первый шаг, но как только он его делал - раздумьям и метаниям в сердце демона места уже не было. Он просто шел к своей цели. Поднимая мятеж против Павших, поднимая мятеж против своего рода... и вот теперь, поднимая мятеж против Небес.
Можно подумать, это логичный конец. Впрочем, вру, против Небес я уже поднимался, и ничем хорошим для меня это не кончилось. Однако же, и мятеж Азазеля для него тоже не слишком радужно кончился. Но, может быть, вдвоем мы сможем больше, чем порознь? Впрочем, почему "может быть" - точно. Видимо, всё-таки бунт моя суть. Вечная революция Легендарного Темного Рыцаря Спарды, смешно звучит, но мне нравится. Жаль, что придется разлучиться ради этого с семьей, но кому я в ней нужен, с другой стороны? Нет, Рэй ко мне очень неплохо относится, как и Вергилий, да и Неро... но прекрасно они жили без меня, и проживут еще. Чего там не сделал, как надо? Помог Вергилию, чем мог, исцелил Рэя, поддержал чем сумел Данте. А теперь, старик, пора уйти, пока тебя не сдали в дом престарелых. Но я-то сам еще не история... и я буду делать то, что умею лучше всего - сражаться за правду и свободу. Ну, а если я всё-таки окажусь нужен, мне, небось, дадут знать. Азазель, легенда, как я, человеколюбец, как и я... предатель, как и я. Тряхнем стариной, что ли.

0


Вы здесь » It all was Sparda's fault! » Всяческое » Темница Азазеля на краю небес и земли


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC